-->
 

Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

О проектеНовости компанийДеловые новостиАвант-ПАРТНЕРАвант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГРынки/ОтраслиАвант-ПЕРСОНАРекламаПодпискаФотогалереяДоброе делоСемейный бизнес

Новости компаний

[17 июля] У кузбасского бизнеса вырос спрос на банковские гарантии более чем в 1,5 раза
[16 июля] МегаФон признан лидером по скорости мобильного интернета и покрытию сети
[15 июля] В МегаФоне зафиксирован двукратный рост продаж товаров собственных торговых марок
[12 июля] Впервые два состава с кузбасским углем в Индию прошли по Международному транспортному коридору «Север – Юг»
[10 июля] МегаФон улучшил связь для дачников Кузбасса


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»


 

наш опрос

Где вы встретили новый год?








результаты
архив голосований


Честный свидетель

 
Простой русский крестьянин Емельян Суворов написал для внуков книгу воспоминаний о собственных испытаниях судьбой на протяжении почти трёх четвертей «железного» XX века.
 
Когда­то я опубликовал статью под заголовком «Пишите мемуары», в которой призывал фиксировать свой жизненный путь, события и мысли о пережитом, пусть даже записанное останется только кровным потомкам. Суворов на закате жизни сшил несколько школьных тетрадей, приделал зелёную твёрдую обложку и заполнил белую бумажную площадь историей своей жизни.
Конечно, автор не мечтал, что когда­то издадут его записи в каком­либо виде, написав в самом начале: «Эта рукопись посвящается моим внукам Суворовым Сергею и Васильку, чтобы они знали прожитую жизнь своего деда Емельяна Дмитриевича». Многие из родственников пытались читать записи, но быстро остывали: зафиксированное русскими буквами прочесть было архисложно, автор, в силу малограмотности, допускал в одном слове даже не две, как сказано в известном русском фразеологизме, а три, иногда и больше ошибок. Вот маленький «случайный» кусочек первоисточника в том виде, в каком его написал автор: «И больша они старику нестали задовать не коких вопросов…»
 Согласитесь, далеко не каждому по силам читать подобное, записанное сплошняком, без абзацев, почти без знаков препинания, а ещё и курский говор присутствует — автор родом из Курской губернии, — не понимаемый сибиряками: всё это туманит воспоминания. Открываешь творение простого человека, почитаешь немного: «Чистый восемнадцатый век». Потом, перескакивая через совсем уж тёмные куски записей, уточняешь: «Безграмотно». Где уж тут читать свободно, если мемуарист даже одного школьного класса не окончил, всех букв не узнал за короткое пребывание на школьной скамье.
Нашлась мужественная и упорная родственница, кемеровчанка Людмила Суворова, затратившая немереное количество времени для расшифровки записей. Ей помог по приведению рукописи в божий вид писатель Александр Ярощук, в «Кузбассвузиздате» вышла книга, которую назвали: «Русский крест»  — честь и хвала публикаторам.
Этот труд полезен всем, интересующимся нашей историей. Специалисты смогут отыскать здесь яркие примеры, необходимые для формирования или подкрепления исторических концепций и теорий. Прочие читатели восхитятся жизненным оптимизмом мемуариста, не теряющего голову при тяжких испытаниях, находящего достойный выход из любых жизненных передряг.
Автор, как многие русские люди, талантлив. У него талантливый взгляд, он талантливо отбирает факты для воспоминаний, наряду с повседневностью, от которой — никуда, показывает ещё и ключевые события времени. Первая мировая и гражданская война, польский плен, переезд в Сибирь под Кемерово, а затем и в Кемерово, коллективизация, индустриализация — всё, что прокатилось по стране, как сказал классик, «красным колесом», ломая судьбы, унося миллионы жизней. А ведь Суворов ещё в самом начале записей сказал: «В этой рукописи написана только третья часть: только то, что сохранилось в голове за семьдесят лет». Сохранилось прилично: автор помнит колоссальное число имён и фамилий, точные даты — немногие легко оперируют в семидесятилетнем возрасте событиями, которые произошли, когда им было двадцать.
Суворов – бесстрастный и честный свидетель. Эти записи, конечно, нельзя было показывать в советские времена — обвинение было бы одно: антисоветчина. Хотя автор, по большому счёту, не спорит с властью, он воспринимает её как данность, с которой необходимо уживаться. У него нет под пером вождей революции, удивительно, но нет и Сталина, как и Хрущева, а ведь наверняка в разговорах эти небожители вспоминались. Но, как написал в предисловии к книге А. Ярощук, Емельян Дмитриевич, ещё и «беспощадный обвинитель». Суворов, походя, рушит многие идеологические мифы прошлого.
Один из таких мифов о классовом самосознании рабочих и беднейшего крестьянства. Какое там классовое чутье, когда бывший председатель комбеда, по собственному желанию снявший с себя страшную обязанность, записывает: «Рабочий класс и крестьянство – это, что стадо баранов». Многих обидит такая издевательская оценка, но вольнолюбивый человек пропустил её через себя, многократно взвесив. Ведь он же не желал неприятностей своим внукам, да и советская власть ещё была крепкой (Суворов умер в 1974 году), никто даже в дурных снах не видел её конца в те годы, за исключением совсем уж отвязанных диссидентов.
Вот Суворов вспоминает о продразверстке: «…В некоторых селах были не комитеты бедноты, а это для мужиков были комитеты беды…   Происходила большая травля мужиков друг на друга, и ели друг друга чуть ли не живьем… Гольтепа, …если бы им дать волю, то они бы съели половину мужиков, совершенно не подлежащих разорению». К слову, это время неплохо описано многими историками и писателями, но Суворов добавляет штрихи к памяти «снизу» и тогда становится вполне понятно, почему заполыхали крестьянские восстания, подвигнувшие власть на НЭП.
А как мы вспоминаем войну с возрождённой Польшей, в которой войска под командованием Тухачевского (впервые в мире, между прочим, применившим отравляющие газы против населения собственной страны), потерпели сокрушительное поражение? Поляки, как пишут многие, довели до смерти, некоторые говорят, 60 тысяч, другие останавливаются на цифре 80 тысяч пленных красноармейцев. Я, как и многие верил стопроцентно этим публикациям. Но, оказывается, была и иная действительность, о которой рассказал Суворов, разделивший со многими польский плен. Вот что говорит наш очевидец: «…Как попал в плен, то по госпиталям, то кое­где, но сильно плохого не видел». Кто­то скажет, что хитрован Суворов хорошо пристроился, ещё и подворовывал у американского Красного Креста, да и три стакана водки выхлебать у польского генерала под хорошую закуску не хухры­мухры (а ведь это до шолоховского Андрея Соколова писалось, который, все помнят: «После первой — русский солдат не закусывает»). Но малые оговорки о многом говорят. Вот, яркий пример: поляки после подписания мирного договора с Советской Россией, отправляя пленных на родину, обязаны были возвращать только здоровых, больных лечили до выздоровления. Командира роты Суворова, раненого в грудь, в Польше тоже вылечили и поставили на ноги. Читатель будет много удивляться, как встречала Родина своих вернувшихся из плена солдат. Потому­то совсем не случайно суворовское сравнение того, что он увидел, возвратившись, с адом.
А вот ещё штришок из гражданской войны с отправкой солдатиков и морячков на закупку продовольствия на юг, в Одессу и попыткой отобрать купленное со стороны заградотряда. Моряки только угрозой оружия смогли отстоять продукты, вызвав помощь бронепоезда. Такая гражданская война всех против всех встаёт под пером мемуариста­очевидца.
Для меня, как кемеровчанина, чрезвычайно интересны крупицы воспоминаний о родном для меня Кировском районе областного центра, строительстве ТЭЦ, клоповниках­бараках на «третьем особом», химплощадке. Как вырывался Суворов из села, где превратили крестьян в рабов при коллективизации (при этом, зачем было при обобществлении портить до непригодности суворовские домашние токарный станок и верстак, привезённые из Центральной России, кому от того прок?), под многократными угрозами тюрьмы за желание уехать, и как ему удалось влиться в ряды рабочих  — всё это тоже рассказано русским человеком со звучной полководческой фамилией. «Жить было нечем», «хлеба не давали» — это реальность сибирского колхоза, где числился Суворов. Работать «за палочки» мастеровой человек не стал и чуть не был за это посажен. Повезло. А другим не повезло…
…Думаю, книга «Русский крест»  — далеко не последнее открытие письменных оценок прошедшего «маленьким» русским человеком, так любимом писателями­классиками. Несмотря на террор, пережитый страной, честное слово очевидцев, зафиксированное в припрятанных дневниках, пока ещё таится и ждет своего открытия.
Валерий Плющев
 

Деловые новости

[18 июля] Добыча угля в Кузбассе в первом полугодии 2024 года снизилась на 5,5% - до 103 млн тонн
[18 июля] Начальника УКСа Мариинска подозревают в превышении должностных полномочий
[17 июля] В Кузбассе 204 субъекта МСП получили статус «Социальное предприятие»
[17 июля] Бывшего гендиректора «Кемеровского кондитерского комбината» оставили в колонии
[16 июля] Аукцион по продаже ПК «Юргинский машзавод» приостановлен

Все новости


 Видеоинтервью

 

Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Top.Mail.Ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко