Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров еженедельникарекламаподпискаобратная связьчитатели о насфотогалереяАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[5 декабря] «Програнд» запустил траншевую ипотеку
[5 декабря] Премия «Серебряный Лучник» – Сибирь объявила состав жюри
[30 ноября] Кодинг на Паскале, танцы в стиле латина и серпантинная пушка: Софт Инжиниринг отметил свой первый юбилей
[29 ноября] День рождения главного кузбасского Деда Мороза!
[28 ноября] Кемерово творческий: завершился конкурс новогодних открыток


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько вы готовы отдать за путёвку в детский лагерь на 10 дней?






результаты
архив голосований


Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 8 от 27.04.2010

Из холода и темноты

 
Татьяна Кондратович, книга «Моя теория литературы»
«Русская Гертруда Стайн», известная переводчица с французского, да и с английского понемногу перетолмачивала, Татьяна Кондратович, выступающая под прозрачным псевдонимом разбойничьей дочери Маруси Климовой, вновь дергает за бороду всех литклассиков, теперь ещё и литературоведов с критиками заодно, книжкой «Моя теория литературы».
 
Эту книгу, изданную питерским издательским центром «Гуманитарная академия», по праву считают продолжением скандального труда Климовой «Моя история русской литературы».
Впрочем, ни истории, ни теории в общепринятом смысле в её книгах и не ночевало. А что есть?..
Присутствует позиция, замаскированная под маргинальную, обывательскую. Писательница заявляет: «…в своей книге я ничего не исследую». И ещё от Климовой: «Я всегда ощущала себя исключительно автором художественных произведений, к каковым, безусловно, относятся и «Моя теория литературы», и «Моя история литературы».
Если заинтересуетесь поискать в климовской прозе художественную литературу – флаг вам в руки. Используем для лучшего понимания «глубин» писательских проникновений Климовой конкретные примеры. Оказывается, постмодернисты были названы таковыми потому, что они сами наиболее часто, среди других непонятных слов, всяких деконструкций, симулякров и прочих, использовали словечко «постмодернизм». Вот и приросло словечко, да ещё и проросло в  терминологию культуры.
Это такой «юмор сатиры» у писательницы, как припечатывают  иногда российские интеллектуалы. А Климова продолжает нести насчёт того, что «постепенно слово «постмодернист» фактически стало синонимом уже полностью затертого и утратившего к тому времени свою первозданную свежесть слова «бесы». Как вам нравится сия художественность от автора?
И вывод: «…За последние годы в шкуре постмодернистов успели побывать фактически все российские писатели, поэты, художники, певцы, музыканты и теоретики искусства…» Замечательно здесь –  «почти все».
Такая, с позволения сказать, явлена «теория»?.. По крайней мере, «теоретик» никого не повторяет. И совсем закрыла Маруся тему, вбив гвоздь: «…Со словом «постмодернизм» закончились и девяностые годы в России».
Как известно, со смехом мы расстаемся с нашим прошлым, впрочем, это уже не из Климовой.
А вот опять её глубинная мыслища, о том, что большинство «не доверяют писательскому «добру», начинают его ненавидеть». Зло же, согласно Климовой, «…абсолютно никого не колышет. Иное дело – добро! Одних оно повергает в трепет, другие пытаются его использовать, чтобы доставать и запугивать окружающих, а третьи – вроде меня – его ненавидят». Умри, лучше не скажешь! Правда, мозги у такого говорящего должны быть крепко набекрень, так ну и что же?..
А зачем эту лабуду нам втюхивают? Зачем кидают всё в один горшок: сплетни, выдумки, желтые телесюжеты?..  Чтобы опять-таки выварить нетривиальный вывод, что, дескать, «русская классическая литература к настоящему моменту полностью себя исчерпала». Друзья, а ведь это присваивание чужого, помните «доброхотов», сбрасывающих Пушкина с корабля современности. Жив, оказывается, курилка вместе с курильщицей!?
Такими парадоксами и просто откровенной ерундой, будто играя,  забрасывает читательские мозги сама себе на уме Климова Маруся. Неужели не понимает, что выдаёт духовно малосъедобное? Всё прекрасно понимает, но, складывается впечатление, – писательница обдуманно  придуривается. Вот она священнодействует: «…У моих читателей должно быть хорошо развито зрение, нюх, должно быть всё в порядке с реакцией.  Короче, у них должны быть прекрасно развиты животные инстинкты». Особенно умиляет в вышепроцитированном «нюх». И что? И куда с этими «животными инстинктами»? А, может, зависть к славе Фридриха Ницше спать не дает? Не зря же самой объёмной в книге является, поданная вместо эпилога, глава «Так когда-то говорил Заратустра». 
Климова легко отвлекается, на манер «огородами, огородами, и к Котовскому», взять, к примеру, несколько страниц отведённых рекламным акциям и её в них участию, что, конечно, никакого отношения к литературе не имеет. Опять-таки она с завидным упорством  возвращается к случаям из жизни французских писателей, любимых и почитаемых ею Жану Жене и Луи-Фердинанду Селину. Как всегда у неё вывод тут как тут алмазится: «…Чем возвышеннее писатель, тем противоестественней и комичней он выглядит. И тем сильнее, соответственно, он своей духовностью достает читателей».
Вообще-то писатели у Климовой (кроме пары-тройки её любимцев, среди которых, конечно же, Жене и Селин) дегенераты и уроды. «…Это некий расслабленный дегенерат, нуждающийся в постоянных опекунах в виде многочисленных теоретиков и исследователей его произведений, и потому не прилагающий никаких особых волевых усилий к их созданию». И ещё один климовский гвоздь в писательский крест: «…В искусстве в опеке в первую очередь как раз и нуждаются эстетически неполноценные существа, то есть уроды». Существа эти навсегда потеряны для человечества, так как вещают из пустоты в пустоту. «Ум для писателя… – что-то вроде врожденного уродства, от которого ему уже никогда не избавиться», – бьёт наотмашь Климова, и это лишь малая часть её диких, как скифские боги, сравнений и выкрутасов.
Думаю, конструируется сей эпатаж сознательно: вот она, я, какая, нестандартная и колючая Мария Климова, пришедшая с холода и из темноты!..
И последнее: писательница признается, что ничего из современной российской литературы не читала. Опять в задир?.. Или  ещё одна писательская сумасшедшинка, «чтобы внести в этот мир как можно больше путаницы и смятения». Или всё-таки эти две книжки Климовой – хитрая игра, которая кому-то, может даже и понравится?..
Валерий Плющев
 

Рубрики:

Деловые новости

[8 декабря] Эксперт из Екатеринбурга дал ложные заключения по котельной и угольной перегрузке в Кузбассе
[8 декабря] Бывшему главе правительства припомнили его мэрские дела восьмилетней давности
[7 декабря] Бывшего главу правительства Кузбасса обвиняют в мошенничестве с муниципальными контрактами в 2014-2018гг.
[6 декабря] Назначен Новокузнецкий межрайонный природоохранный прокурор
[6 декабря] Промышленное производство в Кузбассе снизилось за 10 месяцев на 5,6%

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


Новинка: видеоинтервью!

Больше интервью

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко