Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[14 октября] В Новокузнецке пройдет Сибирский Экологический Форум.
[11 октября] «Цифросовет» обсудил работу над региональным стандартом «Умный Кузбасс»
[9 октября] Направление малый и средний бизнес в Кемеровском филиале РСХБ возглавила Ирина Щеглова
[9 октября] ВТБ снизил ставку по рефинансированию ипотеки сторонних банков
[9 октября] ЗА УЧАСТИЕ В ПИЛОТНОМ ПРОЕКТЕ КУЗБАССКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ МОГУТ ПОЛУЧИТЬ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Как чаще всего вы используете подаренные вам сувениры с корпоративной символикой?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 7 от 15.04.2014

Мне бы в небо

Колесник Яков Александрович, генеральный директор компании «HeliWhale»
Колесник Яков Александрович,
генеральный директор компании «HeliWhale»
Родился 11 мая 1975 года в Кемерове. Окончил Кемеровский технологический институт пищевой промышленности по специальности техника физика низких температур. Вместе с другими членами семьи Колесник вошел в состав акционеров ЗАО «Система Чибис», которое впоследствии было преобразовано в общество с ограниченной ответственностью. Является также учредителем и акционером нескольких других компаний, в том числе ТК «Терем», ЗАО «РегионМарт». В «Чибисе» 15 лет (с 1992-го года) работал инженером. Затем в том же качестве стал трудиться в ООО «Кузбасс Капитал Инвест», где также является учредителем.
С детства увлекается авиа моделированием и недавно начал осуществлять свою мечту. В феврале 2013 года зарегистрировал компанию «HeliWhale», которая занимается разработкой небольшого летательного аппарата – 2-х местного вертолета по проекту новосибирского конструктора Михаила Мамыкина. Впоследствии предполагается, что компания будет производить до 10-15 вертолетов в год.
Женат, вырастил сына и сейчас воспитывает дочь.
В прошлом году кузбасское информационное пространство взорвала новость о том, что в Кемерове стали производить небольшие гражданские вертолеты. На поверку известие оказалось немного преждевременным, но нет дыма без огня. «Авант-ПАРТНЕР» выяснил, почему вертолеты в Кузбассе пока не производят, а рассказал ему об этом, и о своем увлечении генеральный директор компании «HeliWhale» Яков КОЛЕСНИК.
 
– Яков Александрович, как получилось, что вы увлеклись небом?
– Это произошло много лет назад, в том самом Советском Союзе, когда по школам ходили преподаватели различных секций, кружков и агитировали детей. Так, во втором классе я начал посещать кружок авиа моделирования в кемеровском Дворце пионеров (сейчас там расположен городской классический лицей). В итоге это занятие стало увлечением всей моей жизни. Авиационного образования как такового у меня нет. Пару лет учился в Кемеровском политехническом институте на факультете робототехники, затем окончил факультет техники физики низких температур в КемТИППе. Параллельно с учёбой мастерил у себя в гараже различные летательные аппараты. Работал, копил капитал и однажды принял решение: деньги есть, желание тоже – надо делать серьёзные вещи. В феврале 2013 года мы зарегистрировали фирму «HeliWhale», хотя разработки вели ещё с 1995 года. Построили производственную базу, на которой можно производить 10-15 небольших вертолётов в год. Сейчас у нас своя разработка, не имеющая аналогов в мире. В этом году мы планируем сделать промышленный образец и провести испытания. Если испытания пройдут успешно, это будет революция в мире малой авиации скоростных вертолетов (2-х-3-х местные летательные аппараты).
 
– Кто автор разработки и в чем её уникальность?
– Автор разработки – новосибирский конструктор Михаил Мамыкин. По закону аэродинамики вертолеты не могут летать быстро. Это физическое явление называется «концепция набегающей лопасти». Вместе с конструктором мы нашли способ «обмануть» его. Если рассказывать в двух словах, суть конструкции в том, что колонка, к которой крепятся лопасти, наклоняется вперед. Таким образом, наш вертолёт способен летать быстрее всех своих сородичей. Американская компания «Сикорский» уже делает что-то подобное, но свой вертолет они разрабатывали 20 лет, и стоит он 5 млн долларов. Наш летательный аппарат сначала задумывался как беспилотник, но таким производством могут заниматься только крупные компании, поэтому мы решили внедрить разработку для небольших частных вертолетов. Наш аппарат двухместный в категории до 495 кг.
 
– Какие инвестиции были вложены в этот проект и когда они должны окупиться по вашим расчетам?
– Все инвестиции, мои собственные деньги, составили порядка 50-55 млн рублей. Из них только на станки было потрачено около 30 млн рублей. В мире авиации сложно говорить об окупаемости проектов. Здесь на первом месте стоит репутация. Можно создать вертолёт, получить несколько катастроф и забыть о репутации и дальнейшем производстве. Проект окупится, но это опасные риски. Для того чтобы заработать репутацию в авиации, нужны десятилетия. Поэтому сказать, когда проект окупится, невозможно. Он, вообще, задумывался не ради денег. Это проект – хобби. Все, что мы делаем, ценность не в станках или стенах. Здесь ценна технология. Если будет технология, нас в любой точке мира с руками и ногами возьмут. Все остальное ничего не стоит. Поэтому наша задача сейчас отработать технологию и добиться высокой культуры производства. Заработать денег, у меня задачи нет. Есть задача, чтобы люди, которые работают здесь, получали достойно. А деньги? Деньги сделать легко на тех же валютных операциях, торговле и прочем.

– Сколько будет стоить ваш вертолёт?
– Мы сильно привязаны к курсу доллара, так двигатель и электронику закупаем за рубежом (в США и Германии), поэтому ориентировочная стоимость одного такого аппарата примерно 150 тысяч долларов. За счёт того, что предполагается продавать не сам вертолёт, а так называемый кит-набор (модель для самостоятельной сборки), цена выходит на 30% меньше. Существует такое понятие, как себестоимость. Мы пытаемся снизить её. В России это очень сложно. Купили металл в Новосибирске, стали точить – резцы ломаются. Оказалось, что металл китайский. Его надо сначала термически обработать, обжечь, а это всё – затраты. Другой пример, с одним крупным екатеринбургским предприятием, которое помимо прочего выполняет оборонные заказы, заключили договор на производство и поставку валов несущего винта, 8 позиций металлообработки. Заказ мы полностью оплатили, но получили бракованную продукцию. Брак вернули, составили претензию, но прошло уже полтора года и тишина. Руководство завода буквальным образом прячется, не выходит на связь. Обратились в Украину, там нам сделали с качеством в два раза лучше и в два раза дешевле. У одного директора как-то спросил на выставке в Новосибирске, почему у нас такие цены на детали космические? Есть себестоимость, ну пусть надбавка будет 30%. А он ответил: «Сколько? Меньше, чем за 200% мы не рассматриваем! Машиностроение, металлообработка в стране развалились полностью, и я сейчас с козырем, кроме меня никто больше не сделает!». Поэтому и было решено купить станки и заняться производством деталей самостоятельно.
 
– Глядя на ваш проект, создаётся впечатление, что в России всё возможно, были бы люди, желание…
– Не совсем так. Авиация в нашей стране находится в плачевном состоянии не потому, что у нас нет людей, талантливых умов, конструкторов. Самые решительные уехали, а кто не смог по семейным обстоятельствам, тот остался. Я нашёл силы и возможности, но в России много перегибов. Сейчас, чтобы работать в рамках действующего законодательства, мы вынуждены тратить значительные силы и средства на лицензирование. При этом у меня много предложений из-за рубежа, например, из Америки, Германии и Франции. В США подобные проекты на 30% финансируются за счёт государственного бюджета, без рассуждений, кто и что.
 
– То есть, вы готовы в любой момент уехать отсюда?
– Если условия и затраты будут в этой стране невыносимы, да. Примером можно назвать проект автомобиля «Маруся», который продвигает Николай Фоменко. В 2010 году был построен завод по производству этих машин в Москве, но позже «Маруси» стали выпускать в Финляндии. Есть и другой пример. В Башкортостане, городе Кумертау, компания «Роторфлай» сделала вертолёт, начали на 10 лет раньше, чем я и не могли реализовать проект, так как у разработчика не было своих денег. Я хотел купить пакет документов и заняться сборкой здесь, но мы не смогли договориться. Тогда я решил, что найду конструктора и сам займусь проектом. А «Роторфлай» в 2005 году создала три опытных образца, провели ресурсные испытания. Но, в итоге деньги выделили китайцы и построили завод в Германии. Получается, китайская фирма будет в Германии строить русские вертолеты.
В дальнейшем, если удастся наладить производство, мы рассматриваем в основном зарубежный рынок и единичные частные заказы в России.
Наше поколение – последней пионерии – ещё осталось, а за нами что? Пропасть какая-то. Когда начинаешь философствовать и размышлять об этом, становится страшно, поэтому проще уйти в себя, заняться любимым делом, не думать об этом и идти вперед. Пока хватает сил.
 
P.S. Проект по выпуску вертолётов в Кемерове стал победителем премии «Авант-ПЕРСОНА-2014» в номинации «Событие».

Рубрики:

Деловые новости

[14 октября] Администрации Кемерова не удалось оспорить решение суда о незаконности пуска «Зимней вишни»
[14 октября] Резидент Кузбасского технопарка компания «Горный ЦОТ» победила в международном конкурсе проектов «Social Idea-2019»
[14 октября] «Южный Кузбасс» приобрел дегазационную установку за 70 млн рублей
[14 октября] «Новомакт» второй раз отказано в оспаривании решения в отношении Терсинского месторождения минеральной воды
[14 октября] В Кузбассе ввод жилья с июля 2018г. по июнь 2019г. в 2 раза меньше чем общероссийский

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко